feya smotrit na kishki
ouo
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

feya smotrit na kishki > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 19 августа 2018 г.
200818 Bиктoрия 22:15:56

nichts ist unendli­ch

Продолжать буду не скоро, очень-очень не скоро. Может быть никогда.

Виктория. Тайна синих глаз.
Часть 1.


­­Пятница, 26 ноября, 1993 год.
­­Нью-Йорк, а именно Манхэттен, полностью осматриваемый только с высоты птичьего полета, в это осеннее время года был прекрасен, как никогда. Действительно впечатляющим для любого прохожего был фасад самого узнаваемого в мире отеля The Plaza на пересечении Пятой авеню и 59-й улицы Мидтауна. После встречи с моим старым другом и просто улыбчивым швейцаром Томом, который с радостью поприветствует вас и поможет донести багаж, вы не встретите ни одного «вырви глаз» цвета (кроме тяжелых кроваво красных персидских ковров, покрывающих вечно холодный мрамор), так как в оформлении буквально всех предметов декора использованы исключительно спокойные, пастельные оттенки. Интерьер этого архитектурного сооружения явно не уступает своей внешней оболочке и выполнен в изысканном стиле шато: хрусталь, мрамор, дорогие породы дерева и золото присутствуют в каждой до блеска натертой поверхности, а утонченные бархат, велюр и другие благородные ткани переплетаются друг с другом в дизайне всех помещений, включая сами номера. Ежедневно эта роскошь встречает и провожает сотни людей, которые не прочь оставить несколько тысяч долларов, в попытках побаловать свое самолюбие. Кто-то потом и кровью карабкался к такой жизни и теперь им по статусу (да и личным предпочтениям) не положено селиться НЕ в этот отель, а кто-то частенько захаживает сюда, чтобы впечатлить молоденьких дамочек, которые вечно держат под ручку своих «папиков-старичков»­ и что-то слащаво щебечут им на ушко. Знали бы вы, как такие девицы в мехах ведут себя с такими, как мы, как они напыщенно каждый раз повторяют: «Мне обязаны все, а я ни-ко-му и ни-че-го не должна!» — никогда бы больше не сели с ними за один столик в ресторане или не приостановились бы с бокалом шампанского, чтобы просто обсудить погоду (порой, часто бывает, что подобные разговоры это все, на что они способны). Неимоверно раздражает такое поведение, но ничего с этим не поделать и нужно исполнять все прихоти. В рамках разумного, конечно. Таковы правила и нарушить их — себе дороже.
­­Уже не первый год на 20-ом этаже в The Grand Penthouse Suite проживает некая молодая вдова — хранительница одной из самых загадочных отельных историй, для которой все эти дорогостоящие апартаменты и рестораны за 8 лет замужества стали ежедневной обыденностью. А теперь и двухлетней каторгой. Новенькая горничная как-то раз поделилась со мной, что совершенно случайно открыла "не ту" дверь, попала в гардеробную с верхней одеждой и буквально утратила дар речи, почувствовав свою материальную несостоятельность. Дизайнерских пальто, плащей и накидок в классическом стиле, полушубков из песца, норки, горностая и лисы, как и невероятно мягких на ощупь шуб из ценного соболя от самого Карла Лагерфельда (кстати, ее хорошего знакомого, который по доброй душе пошил ей пару-тройку нарядов и лично подарил несколько шубок) — всего этого там было вполне предостаточно, чтобы приодеть весь женский актерский состав какого-то фильма о богеме годов эдак 40-60-х. Ну а мы с вами сразу пройдем мимо вечно пустующей комнаты для гостей и кабинета, а после попадем в уютную гостиную, где нет ничего лишнего и каждый предмет стоит всегда на своем месте. Даже если что-то не по стандарту номера, то никто это не имеет право убрать или переставить – все, повторюсь, на своем месте. Стены в ней напоминают предрассветную мглу, опустившуюся на Golden Gate, будто они и есть часть того тумана, укутывающего красный мост в свое прохладное одеяло. Роль яркого пятна посреди небесной гармонии выполняет букет алых роз, который по данному еще при заезде указанию горничные меняют каждые два-три дня. Позолота на картинных рамах и мебели по вечерам отлично играет в свете огня потрескивающей в мраморном камине древесины, еще больше выделяясь своим блеском на фоне лазурно-голубой велюровой обивки и туманных стен. Рядом с диваном стоит круглый журнальный столик на металлических ножках, а на нем вальяжно отдыхают после типографии The New York Times, New York Post и The Wall Street Journal, которые наша гостья любит читать за чашечкой утреннего кофе с молоком. Если пройти по лестнице наверх, то можно очутиться в просторной спальной комнате, где кровать размера King занимает особо почетное место и главное украшение этой обители сновидений и тайн влюбленных парочек, живущих здесь "до" — это шикарное изголовье с причудливой резьбой.
­­Хотя, честно говоря, все это не так важно в данный момент. Хотелось бы отстраниться от всех этих рекламных описаний и наконец рассказать о той даме, которая все равно продолжает снимать это благополучие с того самого момента, как умер ее муж. Кто-то без угрызения совести может позавидовать этой женщине на террасе, находящейся в компании батлера и прислуги, обновившей второй стакан хорошего чистого бурбона, пока она в это время смотрела на юго-восточные красоты Центрального парка, обрамленного манхэттенскими небоскребами. Для ее глубоких голубых глаз (как перед Богом) открываются во всей красе позолоченные верхушки редких деревьев, средь которых расположился небольшой пруд; изредка за этими густыми кронами вязов и кленов можно было увидеть влюбленные парочки и семьи с маленькими детьми, ведь они во время заката не обременены заботами о заработке, а просто наслаждаются жизнью и обществом друг друга; и чего только стоят сотни огоньков из окон каменных зданий-великанов, которые успели построить буквально за последние 100 лет – не это ли есть настоящая красота по-американски? Пожалуй, посоревноваться в зрелищности с местными видами может только теряющее свою яркость и плавно уходящее за горизонт солнце, и хозяйка номера, что томным вздохом разбудила тишину не только своих мыслей, замерших на мгновение, но и усталое каменное сердце. Будто трещина во время землетрясения разрезающая на части асфальт, воспоминания нещадно оставили на полном крови моторе свою отметку и его громкий стук ударил прямо по барабанным перепонкам. А мысли о прошлом-то никуда от нее и не уходили, по сути, просто были поставлены на паузу. Жаль только то, что за эти два года одиночества она так и не научилась по-настоящему отпускать сложившуюся ситуацию и, будучи наедине с собой, часто опускала руки, беззвучно рыдая в подушку – только лишь на людях была довольно замкнутой, холодной особой. Честно говоря, я бы никогда не сказал, что эта добрая душа могла успеть пережить сложные времена — когда буквально все идет под откос. Смею предположить, что именно поэтому она не стала возвращать себе свою девичью фамилию, а оставила ту, что подходит ей сейчас так, как никогда раньше — Эдельштайн. В переводе с ее родного немецкого языка это значит «драгоценный камень» – есть что-то в этом судьбоносного, не так ли?
­­- Мэм, с вами все хорошо? - обеспокоенно спросило единственное доверенное лицо во всем Нью-Йорке, единственное по-настоящему бесполое для нее существо, именуемое себя мужским именем, которое заменяло госпоже всех ее близких подруг и друзей, которые могли бы у нее быть.
­­- Ja, Klaus, danke. Alles ist ganz gut. Fur heute sind Sie frei. Aber, bitte vergiss meine Tickets nicht.. - Эти слова очень насторожили мужчину, ведь за два года он слышал от нее исключительно английскую речь, тогда как по-немецки она говорила непосредственно в одиночестве. С собой. Порой, когда женщина его не замечала, то вела разговор вслух со своими мыслями, например, стоя перед зеркалом и рассматривая до мельчайших деталей явно стареющую и угасшую на фоне многочисленных стрессов внешность. Она всегда любила подчеркивать разными оттенками красного свои и без того темные пухлые губы, чем-то напоминающие небольшой бантик, выделяющийся на бледном полотне ее кожи, местами отмеченной небольшими родинками. Накрасить губы – это был обязательный ритуал перед любым выходом в свет. Нельзя сказать, что делала это для кого-то, чтобы обратить на себя внимание. Больше всего на свете она не любила появляться среди толпы, где большинство завистливых взглядов прикованы к ее идеальной осанке, всегда уложенным волосам, умудренному опытом взгляду и красным губам – это все приносило жуткий дискомфорт. Пусть с самого детства ей приходилось ощутить на себе все тяготы правильной и хорошей девочки из еще более правильной немецкой семьи, но девушке всегда казалось, что находиться дома в компании домашнего животного или любимого человека, намного комфортнее, чем средь вечно оценивающих взглядов. Все, что делала она с собой и своей внешностью – исключительно для себя, для личного комфорта, создавая маленькие барьеры между миром и частичками своего тела и души. Бесспорно, все же главным барьером был ее взгляд. Последние два года к ней не то чтобы не хотели подходить знакомиться или что-то спросить как мужчины, так и случайные прохожие (ведь много кто изъявлял желание), а просто боялись этого убийственного взгляда, от которого становилось, мягко говоря, не по себе. Не приведи Господь, сказать что-либо "не то" или улыбнуться не в нужный момент – женщина моментально вопросительно поднимала свою левую бровь и отводила взгляд, больше не желая вглядываться в глаза (эдакие цветные пятна с червоточинами внутри) своего собеседника. Да, с самого детства ей прививали хорошие манеры и учили контролировать эмоции, но в моменты глупости ее "товарища" все ее эмоции читались, будто книга.
­­Поэтому этот переход был звоночком для него, а то и целым колоколом, что сегодняшняя годовщина на нее влияет далеко не самым лучшим образом, как и этот ежемесячный ритуал, которого они придерживались с ее второй половинкой еще со времен его жизни. Вот только жива ли по-настоящему стоящая дама у перил — сложный вопрос. Старый Клаус не раз ловил себя на мысли, что эта женщина, пожалуй, единственная из всех его знакомых, которая настолько сильно хранит в сердце эти нежные чувства, что и ему самому совесть иногда стучит в душу, потому что о своей благоверной он уже давно успел позабыть. А о Нем гостья ни разу не проронила лишнего слова, предпочитая держать подальше свои заботы от того, кому она доверяла, как самому себе. Среди персонала отеля поначалу только и было сплетен об их паре (хотя и без «плазовских» болтливых ртов бесконечно долго эту информацию мусолила пресса на своих страницах), мол, кому же было выгодно столь влиятельного человека, одного из, не побоюсь этого слова, умнейших инвесторов, вкладывающий свои деньги во всегда успешные проекты, убить прямо на террасе такого роскошного номера, который они после всех событий среди своих называли как «Каменный». Старик пытался в это не лезть, но как не сказать что-то в защиту госпожи Эдельштайн, в то время когда «знающие все и всех» горничные буквально с горящими от скорости речи языками выдвигают свои самые разные теории. И именно в этот открывающий душу момент мажордом был уверен, что все ее мысли сейчас погружены в воспоминания о совместно проведенных вечерах с единственным Мужчиной-которого-б­ольше-нет. Он прекрасно знал и помнил обо всех ее планах и выходах в свет на ближайшие две недели, поэтому позволил себе перебить, по-доброму улыбаясь:
­­- Да-да, конечно. Я все помню. Будут лежать на столике. Желаю Вам хорошо провести вечер, а завтра с утра я подам один из самых лучших завтраков, который Вы когда-либо попробуете в своей жизни. Это будет что-то новенькое.

Категории: Что вообще происходит?
23:49:04 Алебастр
Не, все-таки вот претензия на художественность - это не твое.
00:05:02 Bиктoрия
Пытаться стоит всегда, хоть и не художественно.
00:10:32 Bиктoрия
Не трогала это полгода и не планирую больше трогать. Просто опубликовала на память. Прошла любовь к этой истории, завяли помидоры. Такие дела.
Сила святого рандома Призрак Сахарной Ваты 19:25:12
­­
Петр прервался на полуслове и резко метнулся вправо, скрывшись за колонной. Обернувшись, Варя увидела торопливо идущего по коридору Нескучного, который явно высматривал кого-то в толпе третьекурсников. Сурово сдвинутые брови преподавателя истории магии не предвещали ничего хорошего.

- Здравствуйте, Павел Сергеевич, - Варя поспешила отодвинуться подальше от колонны и невинно улыбнулась. – Как Ваше здоровье, как отпуск?

- Добрый день, Варвара, - Нескучный окинул коридор подозрительным взглядом, - Не подскажете, где я могу найти Вашего брата? Он так и не подошел ко мне по поводу пересдачи, а между тем сроки, как говорится, поджимают.

- Ой, Вы знаете… - Варя ласково взяла преподавателя под локоть и повернула спиной к колонне, надеясь, что Петр догадается поскорее ретироваться, - Он еще не приехал со стажировки, да. Его, как крайне перспективного телепорта, взяли на месяц в испанскую компанию, представляете. И вот он сейчас, наверное, в Барселоне, сидит и паэлью ест во время обеденного перерыва. Его отпустят только на следующей неделе. По возвращении он первым делом напишет Вам и обо всем с Вами договорится, я просто уверена в этом!

- Ваш оптимизм, Варвара, не знает границ, - Нескучный вздохнул и машинально поправил очки. – Я рад за Вашего брата и тоже считаю его крайне перспективным телепортом, но было бы славно, если бы он уделил хоть немного внимания и моему предмету. Все-таки магическая история – это основа основ, царица магических наук, понимаете?

- Да, Павел Сергеевич, конечно, я это понимаю, и обязательно передам Вашу просьбу Пете, - Варя незаметно покосилась за спину и заметила растрепанную голову брата, стремительно удаляющуюся в сторону лестницы.

- Спасибо Вам, Варвара. Я тогда пойду, наверное. Зайдите ко мне после третьей пары, я отдам Вам материалы для пересдачи. И вообще заходите на кафедру почаще, думаю, Роман по Вам соскучился.

- Всенепременно, Павел Александрович, конечно, я сегодня зайду.

- Хорошо, Варвара, - Нескучный снова поправил очки, похлопал Варю по плечу и направился к лифту. Девушка облегченно выдохнула.

Настроение: живем
Категории: Мои работы, Повседневность, Самое важное, Больше для меня
Я - разбитое сердце Джека. Taint 13:50:10

Lost & delirio­us

Не знаю, что это. Влияние надвигающейся осени, хронической усталости или погоды.. Как когда все вокруг веселятся и танцуют, и тебе хорошо, а потом выходишь на веранду или во двор, в сторону от беспечного шума, под предлогом перекура - и на глазах слёзы наворачиваются. И бьются пустые бутылки из-под пива, заменяя собой хрестоматийные обеденные тарелки.
Срываюсь ли я?

Всё кругом хорошо, вроде бы хорошо, есть то, что есть у большинства, и нет серьёзных причин для переживаний и волнений, но внутри будто ядерная бомба подтекает. Вдвоем с незнакомцем сглатываем ледяной ночной воздух, прежде чем затянуться. Не помогает.
Мне нужно пережить это, просто пережить, не вдумываясь и не занимаясь самокопанием. Пережить осень и воскреснуть с первым снегом. Всё будет хорошо.

Категории: Задыхаться
Позавчера — суббота, 18 августа 2018 г.
. Не герoй 14:41:03

Убийство­ с глушите­лем - не убийств­о.

кароче я как обычно
не фильтрую свой базар, приветик =^B­
14:42:25 Сексуальный динозавр
Дороу
14:43:52 Sadistishe
Привет.
Кароче говоря, мне скучно... Purple Haos 10:48:08
Крч, ищу друзьяшек, желательно чтобы был фейсбук и фикбук.
Мой фикбук: https://ficbook.net­/authors/3046148
Мой фейсбук: https://m.facebook.­com/profile.php
. Майрэль. 02:00:05
когда тоска моя чернеет до невыносимого, засыпать становится так легко - и никаких кошмаров, только чистые, яркие сны, в которых хочется остаться. это ли не везение? правда из них сложно проснуться до конца и ты первые несколько часов плаваешь еще между явью и
там часто бывает человек-не-человек - функция, наверное - у него лица всегда разные, иногда р, один раз это был к, иногда это кто-то незнакомый совсем, но он давно мне очень снится, года три или четыре точно и ведет себя он всегда одинаково. мы куда-то идем каждый сон и никогда не доходим (есть гипотеза, что это царство-золотое-три­девятое. проверим, если дойдём - не думаю, что оттуда можно будет вернуться, но я даже не против)
самые страшные сны - это снова оказаться с мамой или тётей. один раз мать варила суп из червей и я не могла ей ничего сказать, потому что задыхалась, но, если честно, ей достаточно вести себя так же, как и обычно. поэтому я никогда больше не приезжаю

Категории: ;театр теней
пятница, 17 августа 2018 г.
13:17 аon 19:44:36

­­


Смысл: Он ниспосылает с неба воду, и долины наполняются потоками в соответствии с их размерами. Поток несет пену, поднявшуюся на поверхность. Подобная же пена появляется на том, что раскаливают в огне для изготовления украшений или утвари. Такими притчами Аллах разъясняет истину и ложь. Пена будет выброшена, а то, что приносит людям пользу, останется в земле. Такие притчи приводит Аллах.

­­


Подробнее…Толкование ас-Саади
[[Всевышний сравнил верное руководство, ниспосланное Пророку Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует, и необходимое для жизни души и сердца, с водой, которая необходима для жизни многих других творений. Он также сравнил огромную и всестороннюю пользу, которую приносит верное руководство и в которой так нуждаются рабы Аллаха, со всесторонней пользой, которую приносят дожди и в которой также нуждаются творения. А сердца, которые по-разному воспринимают верное руководство, Всевышний Аллах сравнил с долинами, по которым текут селевые потоки. Большая долина вмещает много воды, подобно тому, как большое сердце вмещает много знаний. А маленькая долина вмещает мало воды, подобно тому, как маленькое сердце вмещает мало знаний. Низменные желания и сомнения, возникающие в душе, когда человек сталкивается с истиной, Всевышний сравнил с пеной и сором, который всплывает на поверхность воды, а также с окалиной, которая появляется на поверхности металлов, когда их собираются очистить или расплавить. Некоторое время сор сохраняется на поверхности воды и загрязняет ее, но впоследствии он исчезает, и остается чистая вода, которая приносит пользу людям. Окалину тоже удаляют с поверхности чистого украшения. То же самое можно сказать о сомнениях и низменных желаниях. Правоверный испытывает к ним отвращение и продолжает сражаться с ними посредством правдивых доказательств и твердого намерения, пока они не исчезают. И тогда его душа становится чистой и наполняется правильными познаниями, любовью к ним и желанием приобрести их. Ложь исчезает, потому что истина искореняет ее. Всевышний сказал: «Явилась истина, и сгинула ложь. Воистину, ложь обречена на погибель» (17:81). Аллах приводит такие притчи для того, чтобы люди могли отличить истину от лжи, а верное руководство от заблуждения.]]

­­­­
­­ ­­
­­ ­­


Я - это я Кюхельбейкер 17:43:10
А сегодня я возьму на себя роль психолога и попробую разобрать "портрет человека" и не одного.
Вообще тематика психотипов и соционики довольно распространенная в наше время, и практически нет такого человека, кто не выяснял кем он является по соционике. Но, начнем с самого важного, с того на что и опирается соционика. Итак:
Экстраверты и интроверты, и с чем их едят

Как правило, экстраверты - это люди, направленные на общество. То есть они большую часть времени проводят в социуме, эти люди имеет некую зависимость от постоянного контакта и воздействия с окружающими. Другое дело, интроверты. Это люди, направленные на свой внутренний мир, и беседе с людьми, особенно, с не знакомыми, они предпочтут беседу собственным мыслям. Да, не мало ходят шуток и мифов про интровертов, например, самое распространенное заблуждение - они не умеют общаться с людьми, замкнуты и не заметны. Это не так, интроверты могут быть и общительными, и артистичными, более того, некоторые актеры (тот же Джонни Депп) тоже интроверты. Но не буду сейчас разбивать мифы и неверные рассуждения, а перейду к анализу.
Итак, повторим еще раз. Экстравертами называют людей, которые направляют жизненную энергию в сторону общества. Они — абсолютный антипод интровертов, концентрирующих внимание на внутреннем мире. Экстраверсия — научное название состояния, когда человек стремится вступать в контакт с окружающими его объектами, жаждет общения и исполнения желаний. Истинные экстраверты в погоне за реализацией желаний быстро растрачивают жизненную энергию. Интроверт — человек, жизненная энергия которого направлена внутрь его самого. Он открыто не проявляет эмоции, не выражает мысли и переживания. Истинный интроверт не комфортно себя чувствует в большой компании, особенно если его окружают незнакомые люди. Он никогда первым не пойдет на контакт и всегда остается скрытным, даже с немногочисленными друзьями.
Черты, которые свойственны интровертам:
- Крайне редко заводят знакомства.
- Для интровертов это чревато существенными затратами энергии. Поэтому их круг общения скромный.
- Неуютно интроверты себя чувствуют в большой компании или скоплении народа. Любое мероприятие, акция протеста или собрание, приносит огромный дискомфорт. Грядущее собеседование заставляет интроверта сильно нервничать.
- Первые минуты разговора он старается сосредоточиться, после достигает максимальной концентрации и начинает ловко проявлять способности. Основным достоинством считается честность. Он сохраняет верность друзьям, пусть и немногочисленным.
- Расслабляться и восстанавливать энергию интроверты стараются в гордом одиночестве. На непродолжительное время они изолируются от общества и ничего не делают. После активность возобновляется.
- Довериться постороннему человеку интроверт сразу не может. В процессе создания отношений необходимо проявлять терпеливость и подождать.
- Интроверт нравится другим людям собственной вежливостью. Для любого гостя интроверт старается создать предельно комфортную и приятную обстановку. Важным является планирование. Они все заблаговременно и тщательно продумывают, стараются добиться равновесия между одиночеством и общением
Черты свойственные экстравертам:
- Честолюбие. Истинный экстраверт постоянно стремится побеждать, быть первым в коллективе, получать награды и грамоты за заслуги.
- Говорливость. У таких людей с детства найдется, чем ответить в ходе разговора. Практика показывает, что экстраверты больше говорят, нежели слушают.
- Эмоциональная свобода. Экстраверты, будучи на публике, могут легко расчувствоваться, расплакаться или рассмеяться. Посторонние люди не преграда для выражения эмоций. Искренность. Все, что делает настоящий экстраверт, делается с сердцем. Он может плакать и от обиды, и от счастья.
- Сочувственность. Экстраверт не в силах оставаться в стороне и быть холодным. В любой момент он может поделиться денежными средствами, словами поддержки, полезным советом или мнением.
- Транжирство. Ярким экстравертам нравится тратить деньги. Делают они это регулярно и со вкусом. Есть у этой черты характера и недостаток — неспособность экономить.
- Любовь к «халяве». Любой подарок судьбы экстраверт воспринимает как дань его личности или должной благосклонности. Ему нравится ничем не заниматься и получать за это желанные вещи.
- Отличный вкус. С детства экстраверты обладают превосходным вкусом, умением красиво одеваться и способностью грамотно сочетать цвета.
А еще с недавних пор появился новый тип - Амбиверт, или же "золотая середина". Такие люди прекрасно себя чувствуют и в одиночестве, и в шумной компании. Они нередко меняют окружающие условия. Для настоящего амбиверта общение в компании допустимо при условии, что оно носит непродолжительный характер. Частые встречи с другими людьми стрессовые. Амбиверты особое внимание уделяют самообразованию. Продолжительное одиночество оказывает на моральное состояние негативное влияние. Нередко приводит к недовольству и подавленности. На смену активным действиям приходит стороннее наблюдение. Черты:
- Нельзя сказать, что амбиверт «заводила». Но, он может легко участвовать в разных мероприятиях. Правда, при следующих подобных событиях ожидать поддержки со стороны амбиверта не стоит, поскольку он перейдет в режим наблюдения.
- Смесь весельчака и тихони. Люди из окружения амбиверта по-разному описывают его вкусы, пожелания, предпочтения и черты характера. Он может быть активным или оставаться пассивным в зависимости от рода занятия и своего состояния. Одни друзья называют его беззаботным весельчаком, другие — холодным и рассудительным господином.
- Звезда фестивалей. Амбиверт может с радостью заглянуть на светскую вечеринку, например, новогодний корпоратив, и стать превосходным собеседником. Посещает подобные мероприятия он с определенной периодичностью.
- Способность к перевоплощению. Окружающая обстановка или сложившаяся ситуация может стать причиной перевоплощения амбиверта. Из заводилы он мгновенно превратится в обычного посетителя или наоборот.
- Командная работа и одиночество. Амбиверты легко воспринимают необходимость работать в коллективе, но и самостоятельно неплохо справляются с задачами и обязанностями. Это при условии, что человек разбирается в конкретной области. В некоторых случаях он может обратиться за помощью, однако испытает при этом дискомфорт.
На этом можно с ними закончить с ними. И теперь преступим к иным психотипам, тоже многим известным и столь распространенным.
"4-ре дере"

В Японии очень распространены шаблоны психотипов. Так, например, если Гг в первые минуты ведет себя тихо, затем, психуя, разносит голову другому Гг, то это Тсундере. Если же на ее лице на протяжении всех серий не проявилось ни одной эмоции, то это Кудере. А если она странно себя ведет, постоянно за тобой следит и ворует твои зубные щетки - поздравляю! Это яндере, и если тронешь ее семпая, то...
В общем так. Конечно, это перенесенные холерик, меланхолик, флегматик и сангвиник (кроме яндере). Как правило, холерики - вспыльчивые и эмоциональные; сангвиники - веселые и беззаботные, меланхолики - грустные и ранимые, а флегматики чихать на все хотели. Это так. Я имею в виду, что черты этим типам свойственны, но, по-моему мнению, я не считаю, что каждый человек воплощает в себе только один из психотипов. Мне кажется, что в каждом из нас есть что-то от холерика, от сангвиника и меланхолика, или же мы соединяем в себе черты двух, или трех типов. НЕ бывает 100 % холериков или меланхоликов, иногда и первые могут грустить, а вторые злиться. Это только в аниме и современных книгах все строго разделены: если сказали, что ты меланхолик, то ты должен на протяжении всех серий ходить с печальным лицом, а если сказали, что ты холерик, то кроме злости и вспыльчивости иных эмоций существовать не должно. В жизни все не так. Во-первых, нельзя судить о человеке, исходя только из собственного представления. Вы знаете о человеке ровно столько, сколько он этого хочет. Даже излишне прямолинейный человек никогда не скажет вам обо всем. Во-вторых, нам всем свойственны изменения или же проявление иной реакции, например, всегда спокойный человек может запаниковать, а веселый заплакать.
Короче говоря, если вы не поняли, что я хотела сказать этой мешаниной слов - мы разные, мы можем быть разными. Нет 100% флегматиков, в каждом из нас половина от каждого социотипа.
А теперь разберем "портрет, составленный из человеческих пороков". Это, конечно, мой любимый и обожаемый "Герой нашего времени", а именно - Печорин. Но, в романе можно заметить не только Печорина, но и Грушницкого, княжну Мери, Веру, Вернера, автора и других. Всех разбирать не буду. Начну с любимого - Григорий Андреевич Печорин. Как вы видите, герой в каждой главе проявляет себя по-разному. Конечно, многие могут осуждать его, но по мне он не плохой, нет и не хороший. Ему свойственны и эгоистичность, и пылкость, и страстность, и холодность. Он умен, умеет анализировать людей, не потому что читал "Дейла Карнеги", а потому что просто умеет наблюдать, слушать и понимать. Он - человек рассудка, хотя иногда герой прислушивается и к сердцу. Короче говоря, его нельзя отнести к холерикам - он для этого слишком спокоен - сангвиникам, и тем более меланхоликам, и, тем более, к флегматикам, поскольку для них он может проявить излишнюю эмоциональность и заинтересованность в других. Другими словами, он воплощает в частности черту каждого из этих типов, ему свойственны и вспыльчивость, и спокойность, и печаль и даже радость. Более того, как сам отмечает герой - в нем имеется противоречие. Да и Максим Максимыч тоже отмечал это, говоря, что Печорин был "немножко странным". Печорин и сам мучается, потому что, понимая всю силу своих способностей, он растрачивает ее на удовлетворение мелких пороков. Но, оставив на этой ноте героя и переступим к другим персонажам.
Княжна Мэри. Что же мы видим? Девушка, не лишенная красоты и утонченности, а также ума, наблюдательности и светских талантов. Собственно, это все. Да, и я не шучу, потому что в первые минуты Мэри предстает перед нами избалованной светской красавицей, которая довольно легкомысленно относится к своим поклонникам. Позже Мэри раскрывается перед нами, как чувствительная и проницательная натура, не зря она отмечает, что Печорин хуже убийцы. И снова я попытаюсь отнести ее к 4 - типам. Не меланхолик однозначно, пусть и принимает печальный образ, но лишь потому, что ей идет это выражение. Не сангвиник - она может проявлять и более глубокие, даже гневные чувства. Не холерик и не флегматик. Короче говоря, опять же Мэри это тоже сбор черт всех 4-х типов. Может быть, она порой и проявляет себя, как сангвиник, но лишь немного.
Вера. Умная, красивая и чувственная девушка, правда, не лишенная и своих недостатков. Она хорошо понимает Печорина, что дает показывает, что и Вере свойственно анализирование и наблюдательность. Вера, по темпераменту, больше, конечно, меланхолик - флегматик, потому что ярких эмоций, вспышек гнева и жизнерадостности она не проявляет, но, опять же сказать, что она 100% меланхолик или флегматик тоже нельзя.
Грушницкий. Самовлюбленный, неуверенный, напыщенный и мечтательный юноша, не лишенный красоты и слаженности, а также некоторого ума и задатков "заводилы". Как видим, он тоже противоречивый тип, иначе как можно иметь одновременно и самолюбие (это отмечает Печорин с самых первых строк при встрече с Грушницким), и неуверенность, что показывает момент, когда он приходит к Григорию в новой шинели. Грушницкому свойственны мечтательность, он хочет стать "героем романа", и напыщенность, поскольку его фразы не имеют смысла без публики. Не хочу полностью разбирать героя, думаю все с ним и так ясно.
Вернемся к Печорину. Вообще, перечитывая сие творчество и снова знакомясь с героем, мне на ум пришла странная мысль, что Печорин чем-то напоминает мне Монику из "Доки-доки". Да, странно, но сейчас все объясню. Просто бывают моменты, когда герой словно отступает от публики, отходит от мира общего и наблюдает со стороны, как ученый, наблюдающий за результатами проведенного опыта. Иногда мне кажется, что Печорин осознает, что он персонаж книги, то есть не так...Короче. Моника и он понимают свою роль, осознают "возвышенность" от мира сего, и оба мучаются. Печорин, как я уже говорила, не может применить силу своим способностям, Моника же не может повлиять на игрока, и просто мучается, осознавая, что она всего лишь часть игрового мира, и дальше ей не пройти. Вот так, как-то.
Прошу прощения за столь сумбурное изложение, но мне просто хотелось все скорее высказать, собственно, эту идею я и поддерживаю в своих работах (не тестах), стараюсь отойти от рамок и шаблонов (вообще их не люблю), и пишу как есть. Если же говорить о моем психотипе, то есть характере (наконец, я вспомнила это слово)), то можно выразиться так: п6здец!п6здец, но потерпеть можно.
Спасибо за просмотр, ставьте лайк...Ой! не то! Благодарю, что прочитали и уделили время


Категории: Записи, Философия
четверг, 16 августа 2018 г.
Небесный подарок - Хвост феи, Репетитор-киллер Реборн. Тсунаеши Савада/Венди Марвелл. Rony Key 17:04:22
- К-киоко-т-тян. - парень с растрепанными каштановыми волосами переминался с ноги на ногу, стоя перед девушкой с рыжеватыми волосами. Та вскинула на друга зеленоватые глаза и вопросительно взглянула на Тсуну. Тот заметно мялся и краснел. Казалось, что он сейчас упадет в обморок. Потом все же кое-как пробормотал. - Т-ты мне д-давно н-нравишься. Д-давай встречаться?
Киоко молча смотрела на друга, не спеша отвечать. В ее глазах Савада прочел ответ, который не хотел бы услышать. Сасагава улыбнулась и покачала головой:
- Прости. Но мне нравится другой. - и как будто этого мало, забила в крышку гроба последние гвозди. - И если честно, я не знаю как бы стала встречаться с таким человеком как ты. ты хороший парень, просто... немного неуклюжий. Так что прости.
- Да в-все в порядке, Киоко-тян. - шатен через силу улыбнулся.

***



- Вы чего? Плачете? - раздался рядом тихий писк. Савада вскинул голову, рассматривая подошедшую. Сначала перед глазами все размывалось из-за слез, но потом картина прояснилась. Это была девочка лет 13. Необычайно странного оттенка темно-синие длинные волосы, завязанные в забавные хвостики. Простая фиолетовая толстовка с длинными руками и с оранжевым рисунком в виде какого-то герба. На капюшоне были кошачьи ушки. Из под толстовки была видна черная юбка. Тонкая щиколотка на правой ноге была обвязана красной ленточкой. Точно такая же ленточка было повязана на шею. К ней был прикреплен белый кристалл в виде месяца. Самое странное, что при таком холоде обуви на ней не было. - У вас что-то болит?
- А? Н-нет. - шатен еле заметно покачал головой и бледно улыбнулся. Почему-то рядом с этой странной девочкой его сердце наконец-то перестало болеть. Да и чувствовать себя он стал намного лучше. - Меня зовут Тсунаеши. А тебя как?
- Что случилось, Тсуна-сан? - вопросительно склонила голову набок синевласка. Вопрос она просто проигнорировала. Или не посчитала нужным на него отвечать.
- Ничего. - тот отрицательно качнул головой. Эта малышка не должна принимать его проблемы. Почему-то именно в этом шатен был уверен твердо. Может потому, что она сломается под лишней ношей? Чувство, что она не так проста, как кажется, посетило его сразу. А своей интуиции Савада привык доверять безоговорочно. - А что ты так поздно гуляешь одна? Разве это не опасно?
- Может и опасно. - девочка весело улыбнулась. - А может и нет. Кстати, меня зовут Небесная. Я ваш подарок.
- Чего?! - опешил шатен. Небесная пару минут серьезно смотрела на него, а потом не выдержала и захохотала.
- Шутка! - потом посерьезнела. - Вообще-то меня зовут Венди. Венди Марвелл. Просто вы сидели здесь с таким убитым видом, что мне захотелось вас развеселить. Только не получилось. - кареглазая погрустнела.
- Да нет. Получилось. - улыбнулся парень. Малышка весело заулыбалась, продемонстрировав клычки немного острее, чем у обычных людей. - Ты не ответила на вопрос. Разве не опасно гулять в такое позднее время одной?
- Ну... - девчушка задумчиво покачалась с мыска на пятку и обратно. - Наверное да.
- Тогда... зачем ты гуляешь? - Тсуна и сам не мог понять, зачем спрашивал. Просто... ему неожиданно захотелось понять эту странную Венди. Синевласка присела рядом, весело улыбаясь. - Почему твои родители разрешают тебе гулять так поздно?
- А ваши? - вопросом на вопрос спросила Марвелл. - Вы же тоже так поздно гуляете. Ваши родители наверняка волнуются! Так что идите домой.
- А ты?
- А у меня их нет. Так что волноваться некому. - с этими словами девочка резко подскочила со скамейки, крутанулась на месте и подала руку Тсуне. - Пойдемте, я провожу вас до дома.
- Как это нет? - удивился Савада, не двигаясь с места.
- Вот так вот. - синевласка пожала плечами, беззаботно улыбаясь. - Настоящих родителей я никогда не знала. А моя приемная мама пропала, когда мне было пять лет.
- Так ты живешь одна? - удивился шатен. Он и представить не мог, что в таком возрасте можно жить одной. Ведь у него всегда была Нана. А еще друзья и Реборн. - Совсем? Как же так?
- Ну предположим, что не совсем. - весело захихикала Марвелл. - Вместе с Шарли.
- Шарли?
- Это моя кошка. А еще вместе с Гажил-саном. Он для меня типа что-то вроде брата. Странного брата. Потому что приходит раз в месяц в лучшем случае. А еще постоянно пьяный. Наверное это Кана-сан старается... - с сомнением протянул девчушка, на секунду выпав из реальности. - Кстати, этот раз был совсем недавно. А если быть точнее, то позавчера. Ну так что, пошли я тебя провожу?

***



- С-спасибо тебе большое. - улыбнулся Тсуна, когда оба остановились около его дома. В окнах ярко горел свет. Видно было, что парня тут ждут.
- Да не за что. - улыбнулась та. - Давай иди. Вон как тебя ждут. Я прослежу.
Когда парень с девушкой подошли, дверь расхнулась и на крыльцо к опешившему шатену метнулся Хаято со своим знаменитым "Джудайме!!!!!". Рехей как всегда вопил про ЭКСТРИМ. Такеши улыбался. Хибари недовольно молчал. Видимо он был зол на то, что его сдернули сюда. Удивленного Саваду окружили, вопя что-то. Парень растерянно оглядывался и улыбался.
- Пойдем домой, никчемный Тсуна. - недовольно буркнул Реборн. Кареглазый уже почти зашел в теплый дом и тут неожиданно обернулся. - Венди, а ты?
- А я тут посижу. - раздалось задорное в ответ. Все увидели, что на заборе сидит девочка с темно-синими волосами и, весело улыбаясь, болтает в воздухе босыми ногами. Из ее рта вырывались клубы пара. Щеки порозовели от холода. Она куталась в толстовку. - Идите. Я сейчас домой пойду...
- Ну уж нет. - решительно взмахнул головой Тсуна и, мгновенно подлетев к ней, стащил за руку, заставляя слезть, и повел в дом. - Замерзнешь ведь. Да и куда ты сейчас пойдешь? К кошке? А так я тебя хоть чаем напою. Ты все же меня в некотором роде спасла.
- Угу. - девчушка весело улыбнулась, покорно следуя за ним.
- Тсуна-кун, кто это? - спросила Нана, рассматривая хрупкую девочку.
- Это Венди. Это она уговорила меня вернуться. - виновато заулыбался шатен, чеша в затылке. Синевласка немного робко улыбнулась. Хибари в упор разглядывал ее, словно пытаясь понять что-то важное.
- Вот держи. - с этими словами Тсуна вручил девочке чашку с горячим чаем. Синевласка подобрала ноги под себя и, подув, сделала маленький глоток. Она сморщилась, обжегшись, и сделала еще глоток.
- Вкусно?
- Угу. Спасибо! - весело заулыбалась Марвелл.
- Твои руки. - как всегда холодно произнес Хибари, в упор глядя на синевласку. Малышка покраснела, чуть не выронив чашку, и попыталась натянуть рукава до кончиков пальцев.
- Что у нее с руками? - удивился Тсуна. Марвелл краснела, ничего не говоря. Не отвечая на заданный вопрос, Кея приблизился к синевласке и молча засучил ее рукав. На тонкой ручонке пятнами проступали большие синяки. От темно-синих, только появившихся, до желтоватых, уже отцветающих. Местами были заметны и еле заметные красные пятна. Из них в скором времени обещали появится новые синяки.
- Ой. - виновато протянула Венди, снова натягивая рукав толстовки.
- Со второй тоже самое? - также холодно спросил Кея. Кареглазая покраснела еще сильнее и еле заметно кивнула.
- Ты про это говорила, что твой типа брат вчера приходил? - тихо уточнил Тсуна. Он скорее утверждал, чем спрашивал. Небесная кивнула и немного неуверенно улыбнулась. Похоже, она не понимала, чему все так злятся. Рехей завопил что-то на подобие "Я ЭКСТРИМально взбешен!".
- Спасибо за чай, но мне пора. - с этими словами малышка весело поднялась на ноги и, поставив чашку на стол, потопала к двери. Тсуна дернулся к ней, но природная скромность помешала ему ее остановить. Это заметил Хаято. Вот уж кто природной скромностью не отличался.
- Стоять, глупая женщина. - Гокудера ухватил ее за шиворот, останавливая, и недовольно спросил. - И вообще, ты чего босиком разгуливаешь? Джудайме о тебе беспокоиться.
- Босиком? - Марвелл так растерянно уставился на свои ноги, словно впервые их видела. И снова протянула свое коронное. - Ой... П-простите...
- Да что нам с тобой делать? - тяжело вздохнул Тсуна, улыбаясь.
- Отпустить? - неуверенно спросила Венди. - Все же я Небесный подарок. И меня нужно отпустить, когда небо позовет меня обратно.
- В каком смысле? - удивился Такеши, как всегда улыбаясь. Впрочем, ему не привыкать к странным людям...
- В прямом. - хихикнула малышка и счастливо улыбнулась. - Ребят, спасибо. Мне было весело! Мы еще встретимся.
С этими словами она расстаяла в воздухе, оставив удивленных мафиози в гордом одиночестве.

­­
­­

Музыка Bad moon
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
Больше не одна - Атака Титанов, Хвост феи. Male! Микаса/Эрза Скарлетт. Rony Key 16:46:02
Эрза.

Больно... Не физически, душевно. Но разве это важно? В мире, где страдают тела, на души не остается времени. А она сильная. И она справится. Нет, не так. Она просто обязана быть сильной. Но Эрза обязательно справится. Ведь не зря именно она - Титания, Железная леди, Алый танцующий демон. Какое бы прозвище не выбирай, оно демонстрирует ее силу. Ее никто не поставит на колени. Никто не увидит ее слез. Она этого просто не позволит. Эрза готова ходить босиком по стеклу, если это хоть кому-то поможет спастись. Таков удел сильных. А она - сильная.
Титания... Эрза уже ненавидит это прозвище, а ведь раньше ей было на него все равно. Только что почти ее тезка сожрал человека. К горлу подкатывает тошнота. А по телу разливается предательская слабость. Ей страшно. Но... она не позволит никому этого увидеть. Это нормально. Все бывает в первый раз. Но она должна... Нет, просто обязана справиться. А значит так и будет. Ее не согнуть.
Все же... это не Фиор. Та, прошлая жизнь, напоминало сказку. Пускай местами очень грустную и жестокую, но все-таки сказку. А этот мир... Это какой-то кошмар. Человечество оказалось на грани гибели. Причем больший вред ему наносили даже не титаны, а именно сами люди. Именно они могли легко столкнуть некогда бывших союзников со стены, если бы это помогло им прожить еще хоть мгновение. От этого Эрзу тошнило в буквальном смысле. Их же можно было спасти. Можно... Но кто-то решил, что просто не надо. А самое печальное было то, что сама Хвостатая фея хотела спасти всех вокруг гораздо больше, чем они, жители этого мира. Они хотели лишь спасти свои шкуры. От этого тоже становилось... больно?
Отправляясь буквально месяц назад на задание, Скарлетт и представить не могла, как ее жизнь круто сменит направление. Оказаться в другом мире почти без магии - это плохо? Возможно, но гораздо хуже именно обитателям этого мира. Ведь у них такой сказки, как у нее, не было. Еще Эрза поняла, что здесь ненавидят все необычное. Именно поэтому ей приходится скрывать свои волосы под банданой. Уже бывали претенденты на ее убийство. Правда, у них ничего не получилось. Но все равно было неприятно. Магия не исчезла, а просто ощущалась внутри. Но вылезать и хоть как-то проявляться не спешила.

***



- Кто ты, новичок?!!! - уже наверное в десятый раз орет инструктор, остановившись напротив Скарлетт. Скольким, интересно, он говорил подобное? Сто четвертый набор... Многим. Интересно, многие из этих многих выжили? Мужчина снова нетерпеливо повторяет тот же вопрос. Интересно, зачем так орать? Хотя это же армия. Девушка не отвечает. Лишь смеривает того оценивающим взглядом. Страха в ее глазах, как и благоговения, нет. Лишь еле заметная черная капелька грусти лежала на дне карего равнодушия.
И вообще, складывается такое впечатление, что обладательница этих темно-карих глаз гораздо старше, чем выглядит сейчас. Пожалуй от этого становилось не по себе. Будто она видела уже слишком многое, будто бы через слишком многое уже прошла. Ей же всего семнадцать. Откуда это неприятное ощущение?
- Эрза Алая. - привычное имя-кличка соскакивает с губ прежде, чем аловолосая успевает хоть что-то сообразить. Исправляться уже поздно. Да и не имеет смысла. Главное сделать вид, что так все и задумано. - Стена Мария.
Именно так. Глаза в глаза. Не отводя их и не пытаясь увиливать. Своеобразная борьба, в которой ни один не хочет проигрывать. Инструктор отводит взор, про себя одобрительно хмыкая. Именно из таких получаются самые лучшие солдаты.
- Алая? Почему же? - без любопытства спрашивает Шадис. Так, для проформы.
- Прозвище. Друзья прозвали. Из-за цвета волос. - Скрываться или отпираться... Зачем? Титания никогда так не поступала. Так зачем же сейчас начинать? Тем более... разве перед будущими товарищами стоит скрывать правду? Это лишь плодит недоверие, которое в последствие может плохо кончиться. Она на своем опыте в этом убедилась. Слышатся тихие смешки. Это нормально. Все же, в этом мире нет такой богатой палитры цветов как в Фиоре. Правда под взглядом инструктора, хихиканье завяло на корню. Эрза распрямляет плечи и с вызовом смотрит прямо в глаза.
- Алые? Интересно. - хмыкает Кис, отходя к следующиму кадету. Скарлетт еле заметно расслабляется. Первое знакомство, можно сказать, прошло успешно.

***



Больше всего Эрза боится не вернуться в Фиор. Как же ребята без нее? А вдруг они думают, что она погибла? А Венди? Эрза ведь пообещала ее защищать. Тысячи вопросов клубятся в голове, мешая спокойно и ровно дышать. Да и сосредотачиваться на тренировках толком не получается. Правда ее тело действует само собой, автоматически. Но мысли о "Хвосте феи"... Неужели, Эрза совсем никогда туда не вернется? От этого становится почти физически больно. Но не так как душевно.
Однако, еще больше Эрза боится все же вернуться. Нет, она будет счастлива поначалу. Да и все остальные тоже, но не по началу, а совсем. Только... в какой-то момент ей нестерпимо захочется вернуться обратно. А это желание, почти физическое, рано или поздно ее погубит. Так какой в этом всем смысл, если ее сердце останется тут? Взгляд сам собой машинально обшаривает тренировочное поле, находя знакомую черную макушку. Застукав себя на этом, Титания раздосадованно мотает головой и зло отводит взгляд. Это война. В любой момент можно погибнуть. Тут не до романтики. Да и к тому же... Микас не видит ничего, кроме младшего брата. В Эрене для него весь мир. Его привязанность и впрямь какая-то ненормальная. Все давно уже ходят и зубоскалят, а Аккерману абсолютно пофиг.
Эрзе грустно и физически плохо. Нет, она не ранена и как прежде выполняет все рекомендации инструктора, уступая в физической силе только Микасу. Правда аловолосая вполне компенсирует это своей ловкостью. Но ходить и буквально каждый миг видеть в своих новых сослуживцах старых друзей, при этом не имея возможности их обнять... На это нужно иметь очень много сил.
Эрен и Жан - совсем как Нацу с Греем. Вечно цепляются к друг другу и дерутся. Вроде и друзья, но иногда ведут себя хуже врагов. Криста - вылитая Венди. Такая же добрая, чистая и заботливая. Только малышка Марвелл милее и дороже сердцу в тысячу раз. Имир - Шарли на пару с Дождией. Странное сочетание, но прокатывает. Армин - Леви, такой же умный. Только МакГарден, пожалуй, более смелая и говорит прямо то, что думает. А еще Арлетт напоминал своей робостью упомянутую выше Венди. Здесь всем можно было подобрать сравнение. И сколько бы Эрза не сравнивала, с каждым разом все с большим удивлением понимала, что сравнивает Аккермана с собой. Пожалуй, в женском обличие он бы был еще той стальной леди.

***



Мысли о семье мешают мешают спокойно жить. С каждым вдохом легкие печет все больше. Алая сгорает буквально на глазах. Феи не могут без магии. А ведь Эрза в первую очередь именно фея.
Девушка не привыкла показывать свои слабости. Она очень редко плачет. За всю свою сознательную жизнь не более десяти раз. А если и плачет, то этого никто не видит. Потому что Эрза не терпит слабости. Она сильная. Она сама совсем справится.
Девушка мучает себя, привычно хороня внутри все свои проблемы и переживания. Интересно, когда это началось? Она и сама не знает. Может быть в Райской башне? Там, где за широкой улыбкой, аловолосая привыкла скрывать свой страх и слезы и подбадривать окружающих? Кто знает. Возможно именно поэтому.
До предела расправленные плечи и прямая спина. Спокойный взгляд и тихая полуулыбка. Девушка делает все, что бы никто не заметил, как ей плохо. Но скрывать свои истинные эмоции абсолютно ото всех невозможно. Первой, как ни странно, тревогу забила Саша. Все чаще на пару с Конни эта забавная девушка отвлекала ее от мрачных мыслей. Скарлетт ненадолго оживала, даже стараясь влиться в общий балаган, но спустя уже десять минут ее взгляд приобретал привычную отрешенность. Даже клубничный торт, любимое лакомство Титании (И как только узнали?), которое эти чуды умудрились толи притащить, толи протащить, не возымел должного эффекта. Криста на пару с Имир пыталась выяснить в чем причина, но Эрза только отмалчивалась.
Находясь в раздумьях по поводу гильдии, аловолосая совсем не замечала, что черные глаза все чаще стали задерживаться на ее фигуре. Микас хмурит тонкие брови, о чем-то думая про себя. В такие моменты для него перестает существовать даже Эрен. А тот опять спорит с Жаном. Оба чуть ли не орут, но подраться пока не решаются. Возможно, это из-за инструктора, который маячит чуть сзади.
- Нацу, Грей, я же просила. - в полной тишине раздается недовольной голос. Аловолосая все еще в своих раздумьях. Но вот она мотает головой, стряхивая воспоминания. - Ах да. Простите. Перепутала. Эти оба ведут себя точно так же.
- Эм... Эрза-сан, а кто это? - робко спрашивает Армин.
- Друзья. - большего от нее невозможно было добиться. Она снова ушла в свои воспоминания, укрывшись плотным звуконепроницаемым панцирем.

Микас.

"Нацу и Грей..." - уже в сотый раз повторяя про себя невзначай оброненые Эрзой имена, брюнет до конца так и не смог понять свои эмоции. Ему ведь должно быть все равно, так? Так почему же он чувствует лишь глухое раздражение? И к тому же, что он знает про этих людей? Только их имена и то, что они ведут себя так же как его брат и Кринштайн.
- Интересно, кто эти Нацу с Греем? - тихо спрашивает шатен у блондина, переводя зеленые глаза в его сторону. Армин лишь пожимает плечами.
- Да понятное дело. Те, кто ей дорог. Ну или был дорог. - неожиданно вмешивается Райнер. Джагер задумчиво кивает. Человечество потеряло уже слишком многих из-за титанов. И где гарантия, что Скарлетт тоже не потеряла? Нет.
- Микас, ты чего? - шатен вопросительно смотрит на брата. Аккерман уже в который раз поражается тому, что тот может безошибочно определить на его обычно безэмоциональном лице смену эмоций. Брюнет лишь пожимает плечами. Раздражение никуда не ушло. Даже наоборот. Стало гораздо отчетливее. Хотелось пойти на тренировку и с помощью физической боли выкинуть из головы лишнее мысли.
- Ты злишься. - спокойно говорит Джагер, пристально наблюдая за Микасом. - Это из-за нее?
- Отстань от меня. - недовольно рявкает брюнет, буквально вылетая за дверь.
- Значит все же из-за нее... - в полной тишине тянет Эрен, заговорщицки переглядываясь с Армином и Райнером. Даже Жан согласился (так уж и быть) принять участие.

***



Отрабатывая, наверное, уже в сотый раз один и тот же удар, Аккерман корил себя за то, что сорвался. Теперь Эрен узнает и выпытает абсолютно все. Все же, вставать на пути у его брата - это, пожалуй, как встать на пути у титана. Абсолютно бесполезно. Да к тому же и самоубийство чистой воды.
Стоило признаться хотя бы самому себе, что эта девушка ему уже давно нравилась. Странная... Все время скрывающая свой настоящий цвет волос за черной банданой. Спокойная и решительная. Сильная настолько, насколько вообще может быть сильной девушка. Стоя с ней в спарринге, черноглазый никогда не признается ни ей, ни самому себе, что чуть-чуть поддается. Конечно, она все равно проигрывает. Но в этом случае этот проигрыш не так сокрушителен для ее гордости. Правда, узнай об этом сама Титания, Микасу ой как бы досталось...
Кулаки болели, но парень этого практически не замечал. Эрза ему нравилась. Ему хотелось быть с ней не просто спарринг-партнерами­, а друзьями. Хотя нет... Друзьями тоже быть не хотелось. Эмоции, связанные с ней, окрашивались совсем не в те краски. Хотелось касаться там, где можно, а особенно там, где нельзя. Поймав себя на этом мысли, Микас тряхнул головый, пытаяь вытрясти эту навязчивую поганку. Та ни как не хотела уходить. Мало? Значит еще двести отжиманий. Где-то на сотом причина его задумчивости его и застала.
- Не надоело еще? Ты ведь и так самый сильный на потоке. - видимо в качестве исключения Алая решила начать разговор первой. И даже села рядом, что было вообще из разряда фантастики.
- Нет. - односложный ответ. Парню впору радоваться, что из-за сумерек, та не может видеть еле заметного румянца. Микас смотрит на ее профиль, не забывая выполнять упражнение, и почти физически ощущает на себе ее пристальный взгляд.
- Давай заключим пари. - неожиданно предлагает девушка. Аккерман вопросительно изгибает бровь, впитывая в себя все ее черты и стараясь запомнить их как можно лучше. Мало ли когда такая возможность в следующий раз представится. - Ну так что?
- Условия? - Что бы Скарлетт не сказала бы, Микас уже согласился про себя. Все же обычно добиться от нее и половины действий, которые она сделала за последние пять минут, практически невозможно. Девушка смеривает его задумчивым взглядом.
- Правда. Я отвечу на любые вопросы. Но в случае проигрыша, и тебе придется говорить правду. Хотя... может этого мало... - темно-карие глаза принимают привычную, но тем и пугающую отрешенность.
- Нет. Согласен. - быстро выпаливает брюнет, пока Скарлетт снова не углубилась в себя. - Кстати, а что за пари?
- Ну... не знаю. - Алая задумалась. - Можно загадки или рукопашный бой. Только без всяких поддавков.
- Я не проиграю. - спокойно говорит брюнет и бледная улыбка появляется на губах. - Ты не с тем в рукопашке сойтись решила.
- Тогда и я постараюсь. - хмыкает девушка, принимая защитную стойку.

***



- Я же говорил. Ты не с тем в рукопашке сойтись решила. - снова хмыкает брюнет, смотря на поверженную соперницу и потирая руку. Хоть Скарлетт и была физически слабее его, но била очень сильно и больно. Точно синяк будет. Но черноглазого это совсем не волновало.
- Я так и думала. - Эрза еле заметно улыбается. Микас подозрительно смотрит на нее, но девушка этого словно не замечает. - Ладно. Я готова. Задавай вопросы.
- Настоящая фамилия?
- Скарлетт.
- Семья?
- Сирота. Настоящих родителей никогда не знала.
- Извини...
- Ничего. Продолжай.
- Любимый... человек? - на этом месте парень спотыкается. Об этом говорить... неприятно. Вроде бы и понимаешь, что такого просто не может быть и, когда узнаешь об этом, тебе будет житься гораздо легче. Но... проклятая нерешительность. А вдруг брюнет получит положительный ответ? И что ему тогда делать?
- Есть. - аловолосая задумчиво смотрит на небо. У Аккермана сами собой сжимаются кулаки. - Только мне кажется, что я его раньше любила. Раньше, не сейчас. Даже не любила... Это была какая-то очень болезненная привязанность. А сейчас... - кареглазая качает головой в такт своим мыслям. - Могу сказать, что есть такой человек, который мне, пожалуй, нравится. И ты его даже знаешь.
- Правда? И кто же? - Микас пристально наблюдает за ее эмоциями. - Помни, ты обязана говорить мне правду.
- Хм... Ну даже не знаю... - тянет аловолосая, а губы сами собой растягиваются в еле заметной улыбке. Микас это замечает и, не выдерживая напряжения, притягивает опешившую Скарлетт к себе и целует.

***



- И все же. Какой твой настоящий цвет волос? - задумчиво спрашивает брюнет, как можно крепче прижимая Эрзу за талию к себе. Та щурит глаза и расслаблено теребит концы его волос. Все же ей так давно хотелось к ним прикоснуться. Правда, знать об этом парню совершенно необязательно. У каждой девушки должен быть и свой секрет. Например, что Титания - волшебница.
- Алый. Ты не веришь? Хочешь покажу? - спрашивает девушка, руки которой начали теребить алый шарф на шее брюнета. Тот хмыкнул и перехватил через чур уж расшалившееся ладошки, прижимая их к губам. - Вредина.
- Хочу. Потому что я буду единственным, кому ты их показала. Красивые. - протянул Микас, когда девушка их распустила, позволив тяжелой алой волне заструится по плечам.

Оба сидели и молчали. Обоим было достаточно того, что между ними произошло. Конечно, возможно, стоило говорить красивые слова и так далее. Но... стоило ли это того? Красивые слова всегда останутся лишь красивыми словами. Главное сокровища любого человека - это их действия и поступки. И душа.
Возможно они не будут афишировать на людях свои отношения, но они всегда могут рассчитывать друг на друга. В любых отношениях не это ли самое важное?

- Ты знаешь... Если тебе будет нечего есть, то я поделюсь с тобой своим пайком...
- Я тоже. И даже обещаю отдать тебе большую часть. - тихо смеется парень.
- Идеальное признание. - хмыкает Титания. - Мы прямо как Саша. Кстати, Микас... - тон аловолосой чуть угрожающ, хотя видно, что она совсем не злиться. -Предупреждаю один раз и навсегда. Если еще хоть раз во время спарринга мне поддашься - убью!!!!
- И как же ты узнала? - еле заметно улыбается Аккерман. В груди распространяется приятное тепло. Может этому способствует хрупкое тело девушки, которую он крепко прижимает к себе, а может ее молчаливая поддержка. В чем же дело? Кто знает...
- Эрен сказал. - хмыкает Скарлетт, качая головой. - Я сначала хотела тебя убить. Но ребята подкинули идейку получше.
- Ребята? - с тихим ужасом спрашивает Микас, тихо взвыв про себя. Зная брата можно сказать, что он припряжет всех кого встретит.
- Ну да. Сначала там были только Джагер, Жан, Райнер и Армин. Чуть позже к ним присоединились и Конни с Сашой и Бертольдом. А потом они и остальных девчонок подключили...
- Кошмар.
- И не говори. - соглашается Эрза.

- Отлично! Вроде все получилось. - радуется Эрен.
- А ты чуть все не испортил. - недовольно ворчит Жан.
- Что сказал? Мог бы идею получше подкинуть!!! - зло зашипел шатен, сталкиваясь лбом со своим извечным соперником.
- Да вы меня даже слушать не стали!!! - зло завопил тот.
- Так, ребята. давайте жить дружно. - хмыкнул Райнер, растаскивая их в разные стороны.
- Верно сказал. - кивает Армин.
- Кстати, ПОЧЕМУ НЕ СПИТЕ??? НА ДЕЖУРСТВО ВДРУГ ЗАХОТЕЛОСЬ??? - как исчадие ада возник за их спинами Шадис. - Могу... - мужчина так и не договорил, потому что юные нарушители исчезли со скоростью света. - Вот же поганцы.

­­
­­

Музыка Руки в потолок.
Настроение: странное
Хочется: сладостей
Категории: Мои фанфики
Милая зараза - Репетитор-киллер Реборн, Баскетбол Куроко. Rony Key 16:34:13
- Бел-семпа~й, а вы знаете, что при~нцы - вымира~ющий вид? А принцы-потрошители - причи~на, по которой этот вид исчеза~ет? - задумчиво тянет Фран, ловко уворачиваясь от тройки стилетов.

- Ши-ши-ши... Тупая лягушка. Да когда же ты подохнешь? - зло шипит блондин, искренне недовольный тем, что так и не смог попасть по юркой девушке.

- А принцы разве могут руга~ться? Ах, как я могла забы~ть... Вы же - не~допринц...

- Сдохни!

- Споко~йнее, Бел-семпа~й. Не волну~йтесь. Нервные кле~тки та~к про~сто не восстана~вливаются.­.. - снова тянет девушка, задумчиво проследив за пролетевшими мимо стилетами. - Ва~ши но~жики опя~ть потеря~ются...

Итак по несколько раз в день. Конечно, иллюзионистка обладала поистине неисчерпаемым запасом шуток, которые неимоверно бесили окружающих. А еще ее извечный покерфейс, который выводил из себя окружающих гораздо больше, чем ее слова. Но даже ее это уже начало порядком утомлять.

В принципе, Фран уже давно стала подумывать о том, что ей стоит устроить себе отпуск. Мало того, что Бел-семпай пристал, как банный лист, и все время швыряется ножиками, так еще и Куроко неожиданно пропал из виду. А этого иллюзионистка стерпеть не смогла.

Старший любимый брат - Куроко Тецуя был обычным школьником и неплохим баскетболистом, получившим прозвище "Шестой призрачный игрок". Это одно уже вызывало восхищение у сестры, пусть и не родной, а приемной. Но вот то, что он еще и умел с абсолютно не читаемым лицом сказать правду (и при этом не огрести) - дорогого стоит. Лично у Фран пока так не получалось.

Но это не значит, что девушка не старалась. Правда, на ее правду ее почему-то постоянно пытались прибить. Ну или хотя бы пронзить ножиками (Бел-семпай в особенности). Видимо, правда - горькая штука, которая не всем по нраву. А может их раздражало ее вечно безэмоциональное лицо, которое она копировала у любимого братишки.

Самое смешное то, что Куроко знал, чем промышляет его сестренка и в восторге не был от слова совсем - негоже девочке находиться на передовой и рисковать своей жизнью, пусть та и прикрыта иллюзиями. Но ни у него, ни у нее никто не спросил, а просто нагло утащили ее обучаться. И дело с концом. С тех пор они не виделись, а ведь уже три года прошло. Хотя созванивались регулярно.

Парень рассказывал, что поступил в среднюю "Тейко", что вступил в баскетбольную команду и как у него происходят тренировки с так называемым Поколением чудес. И, если честно, Фран захотелось посмотреть на тех, о ком братишка рассказывает с таким восхищением. Тем более, Бел-семпай достал ее окончательно, когда недавно умудрился порвать ее любимый плащ! А остальные мало того, что не помогли, так еще и поржали!

Девушка промолчала, но затаила обиду. Ну не стоило этим мужланам забывать, что девушки - существа мстительные. Особенно, если у них ПМС. А Фран хоть обычно и ведет себя как парень, но она - все же существо слабого пола.

Так что на следующее утро особняк Варии встречала пустая комната девушки и записка:

Я уехала к са~мому-са~мому лучшему человеку на земле~! Всем не сдо~хнуть, пока меня не~т. Впро~чем, я и обра~тному результа~ту бу~ду ра~да. И, да~... Бел-семпа~й, найди~те другу~ю мише~нь, а то ва~ши но~жики сно~ва слома~ются... Или потеря~ются.



Думаю не стоит сообщать, как Бел-семпай был "счастлив". В одно мгновение ему очень-очень захотелось отправиться за этой мелкой доставучей заразой и приволочь ее обратно. А еще, желательно, убить предмет восхищения лягушки. Еще чего не хватало, чтобы кохай восхищался кем-то другим!

В это время Фран уже спокойно топала по Токио, направляясь в сторону средней школы "Тейко". Топографическим кретинизмом она не страдала, так что заблудиться не боялась. Иллюзионистка довольно хмыкнула, стоило ей представить ошалевшие рожи капитанов Варии. Она даже будто наяву услышала недовольное громкое "ВРООООЙ!!!" Скуало, который, наверняка, постарается смахуть свое раздражение на ком-нибудь из окружающих.

Девушка бесшумной тенью прошмыгнула мимо довольно-таки большой толпы школьниц, которые с восторженными ахами окружили высокого блондина. Вообще, он был ничего такой - симпатичный. Но у Фран с блондинами не складывалось совершенно, а Бел - вообще дополнительный стимул, чтобы держаться от них как можно дальше. Еще одного психа нервная система лягушки не выдержит. Хотя тут скорее - нервная система окружающих.

Куроко, как девушка и предпологала, нашелся в баскетбольном зале. По мимо него тут еще были четыре парня с разноцветными волосами и девушка, недовольно что-то выговаривающая синеволосому мулату. Вообще, синий цвет - вызывал у иллюзионистки стойкую неприязнь (Мукуро был откровенно странной личностью, с которой девушка пересекаться не хотела в принципе. Но раз уж он ее учитель... Можно и потерпеть).

- Куро-нии... Я сбежа~ла от этих сади~стов... - тянет Фран, лениво приподнимая руку и помахиваю ею в воздухе. Кажется, ее неожиданное появление довольно сильно напугало окружающих - вон как вздрогнули. Тецуя на это лишь покачал головой - поживи с любым иллюзионистом под крышей больше двух лет и не такому перестанешь удивляться. - У меня пока о~тпуск... Пра~вда, я об э~том никому не сказа~ла... Как думаешь, они будут си~льно зли~ться?

- Определенно. Сними уже эту дурацкую шапку. - Куроко как всегда говорит коротко и по существу. Видимо, он уже успел заметить абсолютно круглые глаза друзей, рассматривающих огромную черную шапку в виде головы лягушки.

- Бел-семпа~й сказал, что он меня препари~рует, если я это сде~лаю... - лениво тянет Фран, но послушно шевелит пальцами и шапка растворяется, вызвав легкий удивленный вздох. - А я не хочу~ напомина~ть ка~ктус.

- Я его сам препарирую. - Лицо братика как всегда не выражает ни единой эмоции. Впрочем, это не может обмануть девушку - его с головой выдает внимательный цепкий взгляд, обещающий сильные неприятности этому самому Белу. Кто сказал, что если один ребенок в мафии, то и другой с ней не связан? - Ты почему вообще здесь, а не... там?

Нет, в принципе баскетболист не является киллером или мафиози, но, если нужно, защитить и себя, и младшую сестру сможет. А фантазия у него еще более богатая чем у Бела - Фран сравнивала и, что удивительно, сравнение было не в пользу принца-патрошителя.­ А это говорило о многом.

- Бел-семпа~й сказал мне исче~знуть... Я вы~полнила просьбу не~допри~нца... Интере~сно, он теперь меня убье~т? - выражение лица девушки не изменилось ни на дюйм. Видимо, ее особо не пугало все происходящее. - Я остановлюсь у тебя... Мне пока не~куда идти...

- Какая мелкая. Раздавлю. - к Фран подошел какой-то высокий гигант с фиолетовыми волосами и навис сверху. Иллюзионистка безразлично посмотрела на него:

- Ты так мно~го ешь... Поче~му ты все еще не то~лстый? А ты зна~ешь, что есть много сладкого опа~сно для здоро~вья? Са~харный диабе~т, га~стрит, диаре~я, несваре~ние, крова~вая рво~та, дово~льно нелицеприя~тная смерть, не та~к ли? - уточнила девушка и, под ошалелыми взглядами растворилась в воздухе, а потом неожиданно оказалась рядом с дверью. - Если бы я сейча~с напа~ла, то ты уже был бы ме~ртв...

- Не пугай их, Фран. - Хмыкнул Куроко. - Давай-ка я лучше вас друг другу представлю. Это Фран Куроко - моя младшая приемная сестренка. Голову оторву любому, кто ее обидит. - Впрочем, баскетболист благоразумно не стал добавлять, что во-первых, девушка с этим и сама прекрасно справится. А во-вторых, есть уже один индивид, чью прерагативу парень отнимать не намерен. - Теперь вы. Это Момои Сацуки, Мидорима Шинтаро, Акаши Сейджуро, Аомине Дайки и Мурасакибара Ацуши.

- Краси~вая... А гру~дь обяза~тельно так обтя~гивать? Не тяжело~ дыша~ть? - Момои покраснела как помидор и резко отвернулась. Кажется, от такой наглости она не знала, что тут можно сказать.

- Ма~льчик-е~лочка, поме~шанный на талисма~нах. Ми~ло. - Мидорима недовольно нахмурился и поправил очки.

- Везе~т мне ка~к-то на пси~хов. Ра~ньше я зна~ла только при~нца-потроши~тел­я, а тепе~рь у меня~ в знако~мых еще и импера~тор с раздвое~нием ли~чности. А я вро~де бы не пропи~сывалась в дурдо~ме. - Рука Акаши сама потянулась к ножницам. - Бесполе~зно... Я ведь все равно~ уверну~сь... Тем бо~лее вам далеко~ до Бел-семпа~я.

- Ты похо~ж на кота... Та~к же только спи~шь да жре~шь... Не тяжело~? - Аомине бросил предостерегающий взгляд на Фран, но та его успешно проигнорировала.

- Ма~льчику со сла~достями я уже~ все сказа~ла. Но поверь моему о~пыту... Это дово~льно неприя~тная сме~рть. В моей пра~ктике быва~ло вся~кое. - Ацуши покосился на пачку чипсов в своей руке и - О ЧУДО! - отложил ее в сторону.

- А теперь ты что будешь делать? - задумчиво спросила Куроко, когда они с сестрой возвращались с тренировки домой. Та пожала плечами и задумчиво прикусила губу:

- Прятаться от Бел-семпая. - в присутствие брата девушка всегда говорила нормально. Все же, это почти единственный человек, которого ей не хочется бесить. - Он наверняка будет ОЧЕНЬ зол... Не удивлюсь, если вскоре заявится сюда за мной...

- Так дорожит тобой? - в голосе Тецуи прозвенела насмешка. В это мало верилось. Вернее, верилось-то хорошо (особенно по рассказам Фран), но сама иллюзионистка почему-то считала, что блондин ее искренне ненавидит. Сам же Куроко изредка думал, что поведение Бельфегора сильно напоминает ученика начальной школы, который старается привлечь внимание понравившейся девочки через дерганье за косички и удары тряпкой.

Правда, мафия - не школа. Вот и ухаживания тут довольно-таки специфические. Ножики да различные другие колюще-режущие предметы. А сама Фран ни сном, ни духом! И ведь даже не подумает, зараза! Или это такая защитная реакция?

- Нет. Просто Бел-семпай довольно-таки эгоцентричен, а значит все должно вертеться вокруг него. А я, как ты понял, вышла из его "вселенной". Вот он и явится устранять проблему и возвращать блудную "планету".

- Ну, посмотрим. - хмыкает Куроко, ловко притягивая младшую сестру к себе за талию. Посмотрит он на этого... ухажера. И, может быть, даже разрешит ему ухаживать за иллюзионисткой, если Бел ему понравится, конечно.

Все же, каким бы Куроко слабаком не выглядел, но он далеко не так беспомощен, как думают окружающие. А уж защитить любимую семью парень сумеет. Главное, чтобы про это не пронюхала Фран. А то ведь и присоединиться захочет. А как ему объяснить младшему офицеру Варии, что для него это слишком опасно?

Верно, никак. Таких самоубийц пока еще нет. Потому что девушка наверняка сделает все назло - из чистой вредности и чувства противоречия.

­­

Музыка Босс теперь он
Настроение: интересное
Хочется: веселья.
Категории: Мои фанфики
Я и Моя Жизнь Hemo 13:03:03
 1.Я: Андрей-Дрон-Hemo 2.Хобби: Бокс-5лет футбол-??лет Лего-9лет ну и Комп))-10лет
3.Страна: Россия – крупнейшая страна мира, расположенная в Восточной Европе и Северной Азии и омываемая водами Тихого и Северного Ледовитого океанов. Ландшафт России крайне разнообразен: на ее территории есть и тундра, и леса, и субтропические пляжи. В Большом театре в Москве и Мариинском театре в Санкт-Петербурге выступают балетные труппы, снискавшие всемирную славу. Санкт-Петербург, основанный императором Петром I, известен своим Зимним дворцом в стиле барокко, в котором размещается часть обширной художественной коллекции музея "Эрмитаж". 4.Где я был:Питер-Москва.

Настроение: Охуено
Хочется: Играть
среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
вторник, 14 августа 2018 г.
Коль так дорожает солнца свет, я буду сам гореть. Фрaня. 21:36:50
­­

Привет.
Я хочу рассказать одну тайну.
Я скажу ее только вам - никому больше не рассказывайте, хорошо?

Я - нарцисс.

Подробнее…Я всегда откуда-то знала - я особенная. Конечно, я понимала, что весь мир не вертится вокруг меня - но одновременно и знала, что это утверждение верно лишь на первый взгляд. Есть люди, способные понять - я особенная. И я радуюсь, как ребенок, что они тоже все-все поняли. Они поливают меня водой, восхищаясь моей красотой, а я расцветаю и жду новую дозу восхищений.

Но не все люди узнают эту тайну. Многие не видят во мне бутонов, для них я - обычная полевая трава. Такие люди не дают мне жизненно необходимых восхищений, таким людям я не раскрываю свои лепестки. Глупые, не правда ли? Они недостойны моего внимания. Поэтому я построю свой маленький мир, где таких людей не будет вовсе.

Я хочу, чтобы вы признали - я особенная. Разве вы не видите - я чудесна! Мои прекрасные длинные светлые волосы, мои большие голубые глаза, моя прекрасная фигура. Я танцую и смеюсь на ночных улицах и любуюсь собой. Я кривляюсь перед зеркалом в ванной и влюбляюсь в саму себя. Я переслушиваю свои голосовые сообщения и задаюсь вопросом, почему же мой собеседник до сих пор не поет мне любовные песни. Я рисую своих персонажей, детально расписывая их характер. Я пишу сюда тексты, затрагивая самые сокровенные темы. Я создала свой характер сама, я сконструировала образ сильной и независимой. Я много чего делаю в этой жизни и говорю: "Я делаю это для себя". И это правда. Ведь я восхищаюсь собой! Я даже сама не понимаю, как можно быть такой интересной личностью, как я. Я уверена: я прекрасна. Так признайте же это наконец!

Вы должны открыть глаза. Вы должны увидеть мое великолепие и ахнуть. Вы не можетe просто стоять в сторонке и любоваться мной - вы должны мне петь и романсы, и колыбельные. Ну же, ну же, смотрите! Смотрите, смотрите только на меня!

Однако не каждый сможет смотреть на меня - солнце всегда слишком слепит глаза. Но те, кто увидят меня однажды, не забудут никогда.

Любите. Любите только меня. Без моей подсказки, без моих напоминаний. Отдайте мне свои свои силы, свою жизнь. Отставьте свои проблемы на задний план - ведь и вы, и я знаем, что мои проблемы намного более значимы ваших.

Мне больно, когда вы не видите моего великолепия. Мне плохо, когда вы не даете мне нужного количества восхищения. Я кричу, плачу, валяюсь на полу - и в это же время одновременно восхищаюсь собой. Я ссорюсь с вами, рушу отношения, обижаю последних людей, которые меня понимали - и одновременно любуюсь своим актерским мастерством. Я говорю громкие слова, а внутри уже продумываю, как вы простите меня и будете просить прощения на коленях - а я снисходительно улыбнусь и прощу вас. Я всегда права - даже когда не права. Вы же любите меня, верно? А значит, простите мне мои слабости.

Думаете, я такая сильная и независимая, какой себя выставляю? Думайте.

Мне нужно ваше одобрение. Мне нужно ваше восхищение, и я буду плакать, если не найду его. Дайте. Мне. Ваше. Восхищение.

И все, что я делаю в этой жизни, нужно лишь для одного - чтобы я восхищалась собой и чтобы вы восхищались мною.

Но никому не рассказывайте мою тайну. Все должны продолжать верить, что я сильная и не зависимая от чужого мнения. Они ни за что не должны узнать, что на самом деле моя нелюбовь к себе в большинстве случаев - показушничество. Они должны продолжать видеть тот образ, что я себе создала. Они должны быть обмануты - и должны любить меня.

Не прерывайте мой спектакль. Подыграйте.


Категории: Пафосно обо мне
понедельник, 13 августа 2018 г.
kkkk maldicion 06:57:41
Отлично отдохнул. Теперь время быть работягой.


feya smotrit na kishki > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
yyyyyyyyyyyyyyyy
Привет
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх